Нуркан Эшимбеков: «Наше будущее зависит от нас!»

Jeenalieva
By Jeenalieva Август 30, 2018 13:11

Нуркан Эшимбеков: «Наше будущее зависит от нас!»

13 Общественные активисты сегодня – это сила, которая может на 360 градусов повернуть вектор действий власти. «Сегодня нам нужны глобальные реформы», — считает активист, блогер, пенсионер ГКНБ Нуркан Эшимбеков.

Нуркан Эшимбеков всегда был активным гражданином своей страны. Ведь 20 лет своей жизни он отдал служению Родины. Он знает, что значит отдавать приказы и выполнять их. За годы службы он видел много того, о чем мы, простые граждане, можем только догадываться.

По долгу службы ему пришлось работать с разными госорганами. Офицер ГКНБ ознакомился с устройством и методами работы практически всех государственных структур, изучил их сильные и слабые стороны. И потому сегодня он говорит – реформировать надо всю систему управления государством. Ведь старая уже изжила себя. Пережиток прошлого, наследие некогда великой державы, но в реалиях сегодняшнего дня, совершенно нежизнеспособная. Эта система сегодня требует изменений, глобальных и где-то даже жестких.

— А начинать надо с МВД. Ведь правоохранительные органы обеспечивают безопасность и порядок в обществе. И пока они не будут гарантом исполнения законов, ни о каких других положительных изменениях в обществе говорить не приходится, — уверен Нуркан Эшимбеков.

НЕОБХОДИМОСТЬ РЕФОРМЫ БЫЛА И ЕСТЬ, НО…

О необходимости реформы МВД заговорили еще в далеком 2002 году, сразу после трагических аксыйских событий. Уже тогда правозащитники стали бить в колокола, доказывая, что милиция не должна быть инструментом властей и использоваться ею для достижения своих целей и продвижения собственных интересов.

Потом были «тюльпановые революции» 2005 и 2010 годов. И снова инициативы реформировать МВД закончились лишь грандиозными прожектами. Потом о реформе заикнулся бывший премьер, но так неуверенно, что об этом сразу забыли. Активист Нуркан Эшимбеков тогда решил организовать круглый стол с участием премьер-министра и руководящих лиц МВД, чтобы предложить свое видение реформы и собственную стратегию проведения реформы, над которой работал много лет. Но власть поменялась, и все приходится начинать сначала.

Благо, общественные советы при ведомствах не дремлют. Вот на днях Общественный совет МВД инициировал-таки создание спецкомиссии, которая бы занялась разработкой «Закона о полиции КР». Премьер поддержал и дал руководству МВД месяц на выполнение. Месяц уже прошел, второй пошел, но… — тишина!

КОРЕНЬ ЗЛА – НЕГАТИВНЫЕ АССОЦИАЦИИ

Обсуждения в соцсетях показывают, что кыргызстанцы негативно относятся к проведению реформы, путая подчас понятия «переименование» и собственно «реформа». И это объяснимо, поскольку ранее все изменения ограничивались лишь переименованием правоохранительных структур и ведомств, тогда как методы и суть работы их от этого не менялись. Вот и потерял народ веру в реформы. Поскольку наша власть занималась лишь подменой понятий в угоду собственных интересов, жертвуя благом своего народа.

— Негативные ассоциации с названием «милиция» у людей связаны опять же с работой этой структуры. Поэтому реформа милиции без изменения названия не принесет никакого результата, — считает Нуркан Эшимбеков. – Но надо понимать, что название – лишь одна из составляющих реформы.

Мусора, менты, легавые – так называют граждане представителей милиции. По ассоциации? Наверное. Форма мышиного цвета, или цвета асфальта, на котором «пасутся» гаишники, поведение их и само восприятие милиции. Всё это стало поводом для нарицательных имен, отнюдь не красящих милиционеров.

Именно с ломки этого стереотипа и необходимо начинать реформу, считает активист Нуркан Эшимбеков. Кстати, у него много сторонников и просто сочувствующих. Поэтому он открыл в соцсети группу «Ветераны силовых структур», где предлагает для обсуждения волнующие всех темы. Их немало даже в такой специализированной группе: проблемы с трудоустройством после выхода на пенсию еще молодых и полных сил ветеранов силовых структур; неудовлетворительная и вызывающая нарекания общества работа молодых кадров, пришедших им на смену, но не желающих прислушиваться к опытным товарищам; невнимание государства к людям, отдавшим свою молодость и здоровье во благо своей страны и многие другие.

И, конечно, реформа правоохранительных органов. МВД, в частности.

МИЛИЦИЯ VS ПОЛИЦИЯ. ГЛОБАЛЬНАЯ РЕФОРМА

Почему реформировать значит начать со смены названия? Да потому, что «как корабль назовешь, так он и поплывет». И ассоциации опять же дурные с милицией у народа связаны (о чем шла речь выше).

Милиция – военизированная структура, отряд пехотинцев, который формировался только на время войны (от латинского miles – воин, солдат, пехотинец). А потом коммунисты легализовали такие отряды ополченцев, назвав их милицией, поскольку ассоциации у Временного правительства были нехорошие со словом «полиция». Раз полиция – значит царская, то есть вражеская, антисоветская. Так и прижилось это название, а потом уже и на все союзные республики распространилось.

Полиция – это система особых органов по охране общественного порядка и борьбе с преступностью (от фр. Police, от др.-греч. ἡ πολιτεία — государство, город). Изначально полиция – это то, что связано с государством.

Отсюда и разница в функциях. И если милиция – это карательный орган, который занимается поимкой преступников, то полиция основной акцент делает на предупреждении преступлений и профилактической работе с потенциальными преступниками.

— Важнейшим направлением реформы должно стать перепрофилирование правоохранительных органов из карательного механизма в сервисную организацию, — разъясняет активист Нуркан Эшимбеков. — Полиция занимается, прежде всего, охраной порядка, а также предупреждением и раскрытием преступлений. В то же время основная ответственность за поддержание порядка ложится на государство. У полиции, если говорить в общем, три основные функции: предупреждение и расследование преступлений, поддержание общественного порядка и оказание помощи населению. Полиция должна работать в тесной связке с населением. Упор делается на предупреждение преступлений, а не на их расследование и установление причин совершения.

Так вот, милиция и полиция – это не просто названия. Это разные системы с разными функциями. Даже в законе о МВД говорится, что органы внутренних дел осуществляют исполнительно-распорядительные функции. Полиция же, как показывает опыт развитых стран мира, это гражданская служба, целью которой является создание и поддержание безопасной и комфортной социальной среды. И об этом в документах международных организаций говорится. Кстати, Кыргызстан тоже является членом многих таких структур. В развитых странах полиция от контроля действий граждан перешла на обслуживание их запросов, взяв за основу предупреждение преступлений.

СУТЬ РЕФОРМЫ МВД. НОВАЯ СТРУКТУРА

Ни одна реформа не будет действенной, если не менять законы. Закон «Об органах внутренних дел КР» был создан (переписан) по образцу и подобию советского аналога, а принят еще в 1994 году. Последняя редакция – 27 апреля 2017 г. (незначительные изменения). Поэтому реформа без изменения закона – это не реформа, а новшества. Вот как раз тупая смена названий и перекидывание функций одного учреждения в другое и есть новшества. Как показала практика, толку от таких новшеств ноль.

— При проведении реформы, — говорит общественный активист Нуркан Эшимбеков, — необходимо учитывать и международные стандарты. Кстати, нормы ООН, имеющие прямое отношение к работе полиции, в том числе принятый ООН Кодекс поведения должностных лиц по поддержанию правопорядка, Свод принципов защиты всех лиц, подвергаемых задержанию или заключению в какой бы то ни было форме, а также Основные принципы применения силы и огнестрельного оружия, представляют собой так называемое «мягкое» право, поскольку эти принципы и декларации носят рекомендательный, а не обязательный характер.

Во-вторых, считает эксперт, полиция – не военный орган, а гражданский. У сотрудников внутренних дел не должно быть военных званий.

Например, в США, рядовой сотрудник полиции носит звание officer. И это не офицер как привыкли мы на постсоветском пространстве, а сотрудник полиции. В Финляндии, где, кстати, совсем нет коррупции в полиции, звания распределяются так: констебль (младший, старший, главный), комиссар, главный комиссар, инспектор, главный инспектор, начальник полиции, директор полиции. В Германии тоже инспекторы да комиссары. Никаких генералов.

В-третьих, что очень важно, престиж! Престиж нашей милиции на нуле. Милиционеров не уважают, боятся, защитников в них не видят. В Малайзии, например, даже служащий полиции самого низкого звания – очень уважаемый человек. Служить в полиции не только выгодно, но и престижно. Во Франции конкурс на должность офицера в полицию впечатляет – более 30 человек на место. В Америке страж порядка, несмотря на разные уничижительные прозвища, — это представитель закона. Его уважают и обращаются всегда и во всех случаях, зная, что защитит и поможет.

Реформирование структуры МВД в общих чертах подразумевает:

1. Сокращение штата – повышение эффективности работы.

В существующей системе МВД Кыргызстана много дублирующих другие ведомства управлений и служб. Например, управление по борьбе с коррупцией. То же самое АКС ГКНБ и ГСБЭП. Далее, управление по борьбе с наркобизнесом – практически такое же есть в ГКНБ и даже в таможенной службе. Управление по борьбе с религиозным экстремизмом и терроризмом – в ГКНБ Антитеррористический центр (АТЦ). Миграцией у нас занимается и МВД, и госслужба. Можно передать функции и полномочия одной службе. И штат сократится, и эффективность работы повысится. Ведь бывает так, что два ведомства занимаются одним делом, не зная об этом. И в этом нет ничего хорошего! Как две хозяйки на кухне.

2. Внедрение контрактной системы приема на службу.

Исходя из международного опыта, считает Нуркан Эшимбеков, служивший по контракту в таких международных организациях, как ООН и ОБСЕ, в Кыргызстане также можно применить систему контрактной службы в полиции. Это и борьба с коррупцией, и защита самих полицейских от произвола чиновников. Ни для кого не секрет, что у нас «избавляются» от неугодных сотрудников, или просто освобождают кресло для своего человека.

Контрактная система – это гарант того, что назначенный на должность офицер не будет уволен без веских на то оснований до конца срока своего контракта. Контракт может быть подписан на три года с возможностью продления. Офицеру полиции будет невыгодно брать взятки и нарушать закон. Второго шанса ему уже никто не даст. Серьезное

нарушение – увольнение из рядов полиции без права восстановления либо в зависимости от тяжести проступка привлечение к уголовной ответственности.

Вакансия на каждую руководящую должность должна быть достоянием общественности. Все компетентные соискатели должны знать о них и иметь возможность попробовать свои силы. Кандидаты будут отбираться комиссией, в составе которой должны быть наряду с кадровой службой МВД и представители общественности.

3. Достойный труд – достойная зарплата.

Зарплата – пункт, который всегда был, есть и будет камнем преткновения для любой организации, особенно государственной. В Кыргызстане оплата труда милиционеров несообразна сложности, опасности их труда и ответственности, лежащей на каждом, даже рядовом сотруднике.

Отсюда и коррупция, и даже оправдание произвола милиции в глазах общественности. Мол, им ведь тоже надо как-то жить! При этом часто приводятся в пример зарплаты полицейских за рубежом. Некоторые особо активные граждане кричат, что в Америке полицейские получают до 6 тысяч долларов в месяц. С нашими зарплатами в 200 максимум 300 долларов даже сравнивать смешно. И если, говорят люди, повысить милиционерам зарплату, то и менять ничего не надо, все само собой изменится. Но они ошибаются, уверяет Нуркан Эшимбеков. Одной зарплаты мало, нужно менять систему, убрать саму причину возникновения коррупции.

— В Америке все не так, как у нас. Правоохранительная система там отличается от нашей кардинально. И зарплаты там разные, — приводит данные пенсионер ГКНБ Нуркан Эшимбеков. — В США полицейские получают минимум 36 тысяч долларов в год и выше. А это в месяц получается 3 тысячи долларов. Правда, все зависит от штата, города, ранга, выслуги и т. п. Такая зарплата у тех, кто только начал работать в полиции. Но там совсем другая система. К тому же в Америке и минимальный прожиточный уровень не сровни нашему. В принципе, там и понятия-то такого нет. А есть МРОТ (минимальный размер оплаты труда) и составлял он еще в 2016 году от 9 до 11 долларов в час в разных штатах. При 8-часовом рабочем дне и пяти рабочих днях в неделю в среднем это составляет около 1,5 тысяч долларов в месяц, в год – чуть больше 18 тысяч. То есть, грубо говоря, зарплата полицейских в два раза выше минимальной заработной платы.

Минимальный прожиточный уровень в Кыргызстане для трудоспособного населения составляет 5479 сомов (данные Нацстаткомитета за 2017 г.). По данным Федерации профсоюзов КР, МРОТ в Кыргызстане самый низкий из всех бывших постсоветских республик – около 18 долларов. Получается, что в Кыргызстане минимальная заработная плата в 4 раза меньше прожиточного минимума. Так что отталкиваться, собственно, не от чего. Как рассчитывать зарплату (заметим, достойную, чтоб соблазна не было) для наших доблестных блюстителей правопорядка?

Естественно, надо исходить из реалий Кыргызстана. Поэтому, считает Нуркан Эшимбеков, зарплату правоохранительным органам, конечно, надо повышать, но без надрыва для кыргызской экономики. Для начала можно сделать ее в районе 30 тысяч сомов в месяц. А дальше пусть двигаются по служебной лестнице, зарабатывают очки, и зарплата тоже будет повышаться. Но повышать, конечно, нужно. Ведь сегодня милиционеры получают порядка 10-13 тысяч сомов. Даже до средней номинальной не дотягивает.

ПРИМЕРЫ УДАЧНЫХ РЕФОРМ

На сегодняшний день из всех постсоветских республик только Беларусь да Кыргызстан остались с милицией. Причем в Кыргызстане уже много лет говорят о необходимости реформы, но по сей день ничего так и не изменилось.

Даже Россия в 2011 году пошла на этот шаг. И, как отмечают люди, разница сегодня уже ощущается. Престиж полиции постепенно растет, а КПД правоохранительных органов повышается.

Но, пожалуй, самый удачный опыт – это опыт Грузии. За 14 лет после реформы разницу в работе полиции отмечают как местные жители, так и многочисленные гости. Конечно, там реформу провели жестко и безжалостно. За 2 года уволили 75 тысяч сотрудников из 85, включая практически весь руководящий состав. В итоге состав штата сократился до 26 тысяч человек. И сегодня в Грузии порядок, а престиж полиции резко возрос.

Даже президент соседнего Казахстана Нурсултан Назарбаев признает несостоятельность проведенной реформы МВД и предложил перенять опыт Грузии, чтобы искоренить коррупцию и повысить эффективность работы правоохранительных органов.

Реформа правоохранительных органов – это лишь одна из реформ, над концепцией которой работает общественный активист Нуркан Эшимбеков и его команда.

Среди его сподвижников грамотные юристы, экономисты, правозащитники, бывшие сотрудники различных силовых структур, журналисты и общественные деятели. Каждый из них верит, что здравомыслие оздоровит, в конце концов, и кыргызскую экономику, и сознание всего народа. Они верят, что у власти для строительства здоровой и развитой страны необходимы совсем другие силы – силы лидеров, вышедших из народа, болеющих за него и продвигающих в первую очередь его интересы, настоящие патриоты.

И таким лидером может стать НУРКАН ЭШИМБЕКОВ – военный офицер, активный общественник и грамотный специалист. Тот, кто служил своей стране не ради наживы, а искренне веря в свою высокую миссию быть полезным своему народу, защищая безопасность нашего государства. Он такой же как все, как каждый из нас, кто хочет создать будущее для своих детей, — наше общее будущее

Jeenalieva
By Jeenalieva Август 30, 2018 13:11

Приемная кампания 2018

Парламент

Элдик медицина